НАРОДНАЯ ПРАВДА продолжает серию материалов, посвященных конфликту агрохолдинга «Астарта-Киев» с селянами Полтавщины.

Предлагаем вторую часть интервью с Виктором Скочко, главой «ЗерноАгроТрейд», депутатом Полтавского облсовета.  

Аграрий продолжает рассказ о конфликте с руководством «Астарты-Киев; о «черных» тендерных схемах; о «материальной помощи» на сотни миллионов. Также: почему ему стыдно встречать иностранных гостей, приехавших в Гоголево на юбилей Николая Гоголя.

Читайте 1-ю часть: Когда мы поднимали «Астарту», мы закладывали иные смыслы и ценности – Виктор Скочко!

– Виктор Николаевич, и все же: что пошатнуло «Астарту», свело на нет плоды двадцатилетних усилий? Ваше мнение?

– Это связано, прежде всего, с Виктором Иванчиком (глава холдинга, – НП), может, кризис возрастной. И поэтому мания величия в нем разыгралась, что это именно он, Иванчик, все придумал?

Но странно, никто ведь и не возражал. Безусловно, Иванчик был главным конструктором холдинга, можно сказать, генеральным директором проектного бюро. Но и соавторов у него также было немало, прекрасных людей, чьи креативные идеи пересеклись в «Астарте» – и родилось новое качество. С этими людьми мы привлекли канадского инвестора, первыми вышли на Варшавскую фондовую биржу, до «Астарты» никто этого в Украине не делал…

Но вот нашелся червячок, который начал точить здоровое дерево, долгое время этот процесс оставался незаметным. Так бывает: дерево еще и цветет, и дает яблочки – но оно уже обречено! Не смогли вовремя заметить, и, в конце концов, «Астарта» стала напоминать устройством Украинскую державу: суды есть, а правосудие отсутствует, силовики есть, а силы у этой страны нет! Ни державу не могут защитить, ни ее граждан!

Бюрократический аппарат на порядок увеличили – чтобы его же и кормить.

Я уже говорил, Иванчик раньше спокойно ездил по всей Украине, общался в селах с людьми, узнавал их потребности. Потом стало так, что я начал вспоминать времена обкомов и парткомов: приезд генсека, его встречают кегебисты, переодетые в трактористов и доярок.

– Давайте еще раз о земле. Крестьяне продолжают отдавать свои паи «Астарте», ведь договора заключались не на один год?

– «Астарта» уже более десяти тысяч гектаров потеряла – по всей Украине. Люди просто ждут и, только заканчивается срок, сразу переходят к конкурентам.

Читайте также: Селяне Полтавщины обвиняют «Астарту-Киев» в подделке подписей на договорах аренды

Ведь там и платят больше, и помнят про социальные обязательства – вспахать и убрать приусадебный участок, помочь, если случится беда. Важно помнить, что за годы нормального сотрудничества с «Астартой» люди привыкли к человеческому отношению. Мы считали нашим долгом обеспечивать школьный автобус, кормить детей бесплатными обедами, помогать людям в случае болезни или других неприятностей. Когда мы с Коваленко ушли (экс-глава агрофирмы «Добробут», – НП), произошла резкая смена ветра, в «Астарте» с людьми стали обращаться, как с крепостными. Это шокировало земляков.

– Мне уже рассказывали про кабальные договоры, если селянин просит деньги вперед. Вы об этом?

– Не только. Вот только что приходила группа крестьян, говорят: «Виктор Николаевич, возьми наши приусадебные участки!» – «Что случилось?». Оказалось, «Астарта» в обмен за оформление документов на приватизацию предлагает договор – 25 лет аренды.

– То есть, «Астарта» делает документы и четверть века пользуется бесплатно землей?

– Именно. У каждого есть пай, скажем, пять гектаров. Но, как правило, давали еще землю для ведения личного хозяйства – до гектара. На эти участки документы не оформлялись, просто все знали, что вот есть поле, это моя земля, а это – соседа. А теперь требуют документацию, и чтобы ее сделать, нужно заплатить пять-шесть тысяч гривен. И вот за эти пять тысяч требуют расплатиться арендой на 25 лет – да, это кабальные условия. И человек, что мне рассказывал, смеется: «Мне сейчас 55 лет, интересно, зачем мне эта делянка понадобится через четверть века?»

«Астарта» перестала быть своей, она теперь на Полтавщине – агрессор!

– Вас с Александром Коваленко обвиняли, что, когда резко конкуренты стали платить больше, вы сами начали поднимать цену на аренду, без согласования? Это правда?

– Это по-человечески. Если конкурент платит 12%, то как я могу своему односельчанину платить 8%? Так рынок сложился. Многие, после начала войны, потеряли возможность заниматься металлургией, углем –  и стали инвестировать в сельское хозяйство – взлетели цены.

А в Киеве эту тенденцию якобы не заметили, самодеятельность стали пресекать. Ведь двести пятьдесят тысяч гектаров в земельном банке, сэкономь на каждой сотке – в итоге огромные деньги! 1% – это примерно четыреста миллионов гривен. Поэтому нам с Коваленко сказали: вот записан такой процент в договоре – его и платите! И мы стали отставать: соседи платят 10%, мы – 8%, конкуренты 12%, мы – 10%. И думаю, это не вопрос экономики, а вопрос жадности.

Читайте также: «Астарта» отказалась возить в школу детей, потому что крестьяне «придержали» 50 га земли

Нет никаких обид. Не жалею про эти двадцать лет в «Астарте». Просто хочется разобраться, почему так произошло? Ведь я строил другую компанию, на других основах, я туда вкладывал иные ценности. Мы построили Свято-Николаевский храм у нас в Гоголево, сделали поле для концертов, ярмарок, я перенес сюда ветряную мельницу и хатку ХІХ века. То есть были надежда и вера, что мы сможем зажить по-человечески, а не наблюдать, как рушатся дома и коровники, как разъезжаются односельчане.

И еще: ведь я агитировал селян давать паи в «Астарту», подписывать договоры на десять лет. Теперь им это невыгодно, и они мне говорят: «Виктор Николаевич, мы верили только вам, как нам теперь быть?»

– Я говорил с одним из бывших сотрудников «Астарты», он вскользь упомянул о некой практике давать «безвозвратную финансовую помощь» – выводить деньги из прибыльных предприятий холдинга. Можете рассказать подробнее?

– Эта практика началась недавно, с приходом в компанию Виктора Анатольевича Гладкого.

Куда помощь шла, не сообщалось. Смысл этого «бизнеса»: поработав год, региональные отделения отдавали свою прибыль на «безвозвратную финансовую помощь» другим структурным подразделениям холдинга «Астарта-Киев». Мы с Коваленко пытались об этом говорить и на совещаниях, и на личных встречах. Содержательных ответов не получали.

О каких суммах шла речь?

– О миллиардах. Практически все предприятия, которые работали в Полтавской, Харьковской, Черкасской, Винницкой, Хмельницкой областях – все отдавали эту «помощь». Мое предприятие, «агрофирма имени Довженко», за два года отдало примерно 800 миллионов гривен. Так вымывалась вся прибыль.

По уставу руководство имеет право распоряжаться прибылью. В прежние года мы инвестировали в инфраструктуру, покупали новую технику, улучшали условия труда – короче, вкладывали в развитие производства.

Теперь все поменялось. Да, мы с Коваленко противились. Но так и во всей Украине, «Астарта» ничем не отличается: если ты имеешь позицию…

– Получишь пропозицию, от которой невозможно отказаться.

– Да. Получишь по заслугам и пропозицию уволиться.

– Но с точки зрения закона они имели право так поступать?

– Есть серьезный нюанс – ответственность перед акционерами. Вот на Подоле открылся бизнес-центр «Астарта», строительство стоило в районе 50 000 000 евро.

Бизнес-центр «Астарта» на Подоле

Получается, «Астарта» из агробизнеса выводит средства в сферу стройки недвижимости. Но только люди ведь вкладывали в агро, недвижимостью занимаются совсем другие. И вопрос: хотят ли люди, инвестировавшие в сельское хозяйство, чтобы их прибыль шла на постройку бизнес-центров?

Появились еще способы для комбинаций – не такие масштабные, но также нанесшие большой урон.

Киев переключил на себя все финансовые потоки, я сам уже не мог нанять технику для вывоза урожая, заказать строительно-монтажные работы или запчасти комбайнов. Все делалось через Киев, и мы стали получать товары и услуги низкого качества.

Было так. Например, неизвестные мне люди выиграли тендер на грузовые перевозки, выяснялось, что у них в компании нет ни одного автомобиля. Люди появляются у меня, пытаются заключить договор на вывоз осенью сахарной свеклы. Я спрашиваю, а где вы возьмете машины? Говорят, что наймут в нашем же Шишацком районе. Занимались таким делом? Говорят, что нет. Я возмущаюсь, ведь здесь у нас специалисты, которые долгие годы эту работу ведут и знают ее досконально. Могут ли они поручится, что выполнят все в полном объеме?

Читайте также: Селяне Полтавщины рассказали, как «Астарта-Киев» терроризирует их судебными исками

«Перевозчики» говорят: вам что, из Киева не звонили? Я пытался не заключить договор, но это было бы превышением полномочий, из Киева надавили, пришлось согласиться.

И что потом получилось: в 2016 году они всю свеклу вывезти не смогли, осталась гнить на полях, а фирма растворилась в пространстве. И работу закончили уже мы, собственными силами, с большим уроном.

– Для чего это делалось?

– Тебе дают возможность выиграть тендер, потом выделяют хорошие ресурсы, ты их не используешь, а оставшейся суммой делишься. И никакой ответственности за некачественную работу.

– Я рад побывать на родине Гоголя, уже слышал, что был юбилей, гости. Расскажите об этом!

– 1 апреля исполнилось 210 лет нашему славному Николаю Васильевичу Гоголю. Дом моей мамы граничит с поместьем Гоголей-Яновских, где теперь музей писателя. Так что я Гоголя считаю не только земляком, еще и соседом.

Хороший праздник получился, много гостей зарубежных: мэр из Италии, японский профессор, гости из Словении, Польши (представители диаспоры Вроцлова, где сто тысяч украинцев живет). Все отлично вышло, все довольны, прекрасная погода.

Еще раз убедился, как велика гоголевская семья, что наш земляк Гоголь принадлежит всему миру, что везде его любят и чтят! К восстановлению усадьбы Гоголя подключилась Полтавская облгосадминистрация, все сделали, поставили новые фонари, проложили дорожки, поменяли грунт для газона. Открылся обновленный Гоголевский культурный центр, где и выставочный зал, и библиотека, сюда переданы уникальные издания о Гоголе из Киева и Полтавы. Есть и компьютеры для детей, и зал торжественных бракосочетаний.

Но знаете, мне было немного стыдно встречать гостей. Ведь дорога из Полтавы в Гоголево – одна, и гостям пришлось проезжать мимо разрушенных сел, где еще несколько лет назад была жизнь, производство. После укрупнений «Астарты» остались лишь разрушенные сараи. Или коровники, которые они под сараи переработали, но держат у себя, не дают в аренду – где люди могли бы выращивать крупный рогатый скот, свиней.

«Астарту» интересует лишь земля, где можно растить подсолнух, кукурузу, сою, свеклу. А менее рентабельные производства их не интересуют, даже не позволяли на них отвлекаться, приказывали уничтожать свинофермы.

А я бы взял еще целые здания в аренду – и все бы получилось, ведь опыт огромный. Мы, пока нам эту деятельность не отрубили, добились от наших коров надоев мирового уровня. А «Астарта» держит эту землю, не пускают инвесторов.

И вот теперь здесь – пустыня, местные отъезжают работать в Польшу. Им после укрупнения не выгодно добираться на работу за 60 км на тракторе, они хотят чувствовать себя людьми.

Чем это закончится? Я уверен, если ничего в стране не изменить, сюда через года три станут свозить китайцев, которых условия труда полностью устроят. Это не слухи, уже сейчас в Шишаках строят общежитие специально для китайцев.

И еще раз скажу о главном – мы любим нашу землю, где столько великих людей родилось. Мы за нее ответственны. Возродить ее можно только если заботиться о главной нашей ценности – людях.

Удержим наших людей, не пустим их батрачить в Польшу – значит, у нас все снова расцветет. И встречать будем не китайских заробитчан, а посла Китая, когда он приедет в Гоголевский культурный центр – мимо славных наших полтавских сел, по европейской дороге!

Беседовал Ярослав Гребенюк

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.