Фермера Йена Кея избивали одновременно два десятка черных, палками и колючей проволокой, затем оттащили от дома и бросили в кустах.

Так сторонники президента-каннибала Роберта Мугабе отжимали имущество у белых жителей Зимбабве под лозунгом борьбы с колониальным прошлым.

Кей думал, что уже никогда не поднимется из кустов, но ему удалось отползти и спрятаться в глубине фермы.

Позже чернокожие еще более жестоко расправились с его сыном, вырвав куски кожи с тела. Этому предшествовали месяцы запугиваний. В 2002-м после полутора лет запугиваний семья вынуждена была бросить ферму и покинуть страну.

Толпа ворвалась и разгромила их дом, размазав по стенам фекалии. Жена Йена — Керри сказала, что они больше никогда не вернутся к земледелию и тем более в эту страну. «Вы можете изменить водителя, но если все пассажиры одинаковы, какая разница?» — сказала она.

Керри Кей

Результатом «земельной реформы» Мугабе — исправления неравного распределения земли в результате колониализма — позволило захватить землю у белых и отдать ее черным зимбабвийцам.

Результатом этого «преобразования» стало падение сельскохозяйственного производства и экспорта Зимбабве.

Сегодня новое правительство во главе с президентом Эммерсоном Мнангагва хочет возродить коммерческое земледелие, причем сделать это с помощью все тех же белых фермеров.

Брайану Паттисону было 17 лет, когда его семейная ферма была захвачена, и семья эмигрировала в Австралию, чтобы начать новую жизнь.

Однако повзрослевшего Паттисона потянуло назад в Африку, и в 2008 году он в одиночку решил туда вернуться. «Мои родители были недовольны этим решением, — говорит он. — Они не могли поверить, что я возвращаюсь в Зимбабве после всего, что с нами произошло».

На черном континенте Паттисон не смог вернуть семейную ферму — она давно ушла в другие руки, но он построил новое смешанное аграрное производство под Хараре.

Джон и Мария Осборн, тоже подумывают о возвращении в Зимбабве из Австралии. Благодаря тому, что их хозяйство было одной из двух ферм, выращивавших коренные породы домашнего скота, им удалось сохранить свое имущество.

Первой эту идею подала их взрослая дочь, которая решила вернуться на ферму со своим австралийским мужем.

«Когда правительство в Зимбабве изменилось, моя дочь и зять неожиданно решили, что у них есть новая возможность», — говорит Джон Осборн.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.