По мнению Акселя Линдена, который оставил работу университетского преподавателя в Стогольме ради овцеводства,  человеку было бы намного лучше жить, если бы у него была овца, а не страничка Facebook.

Фермер-философ в своей книге «На овце: Дневник шведского пастуха» рассказывает, как он прошел нелегкий путь от «новичка» до опытного овцевода и как эти животные поменяли его мировоззрение.

В 2010 году он бросил работу преподавателя-литературоведа, ушел в дауншифтинг, попутно забрав туда жену-адвоката и своих троих детей детсадовского возраста.

Во время переезда на старую родительскую ферму он читал много Марселя Пруста — писателя, как он говорит, далекого от всего, что основано на практической реальности.

Другой его литературный спутник — американский поэт трансцендентализма Генри Торо, написавший «Уолдена, или Жизнь в лесу».

Жена Линдена поначалу была не слишком увлечена животными. Максимум с кем из них она общалась, были кошки. Тем не менее беглецы от потребительской философии городов завели на 5 га 12 овец и 16 ягнят. 

Сегодня они счастливо выращивают овощи и цветы, а их морозильник забит ягнятиной. Линден познал «соблазнительное ощущение контакта с природным миром». 

«Вы становитесь частью их, и они из вас, – рассказывает он о трансформации, которую вызвала в нем обязанность ежедневного ухода за своей «паствой». – Звучит наивно, но это дало мне внутренний покой».

Линден не использовал на ферме никакой механики, как этого не делал и его отец. Ручной труд и круглосуточная ответственность за стадо поглотили его: он все меньше думал о себе, и это улучшало его психику.

Эти животные приближают тебя к ощущению основ бытия, говорит он, когда братья меньшие указывают на природу вещей.

«Я не тот, у кого есть овцы, — это овцы меня содержат, — говорит он. — Вы видите, как они формируют свою группу — разбредаются или объединяются. Нет прямого ответа, почему они это делают. Это сложный мир, который приходит к вам и заставляет искать ответ».

Овцы — особенные животные, уверен фермер, они позволяют вам созерцать. Коровы напротив довольно беспокойны. С овцами ты можешь лечь среди них и стать частью стада.

Когда-то Линден был «городским вегетарианцем», не принимавшим идеи уничтожения животных ради пищи, читал литературу, котрая сравнивает мясную промышленность с уничтожением узников Освенцима.

Сегодня у него те же длинные волосы и очки «вегана», но взгляд изменился. Правильное органическое животноводство, по его мнению, — это не насилие или люди, имеющие власть над жизнью животных. Это сложная и позитивная взаимосвязь между ними. 

«Я не сразу смог забивать животных, но постепенно интегрировал это в отношения с ними, — говорит он. — Тот факт, что вы в конечном итоге их убьете, является частью этих отношений, как бы странно это ни звучало. Вы понимаете,  что жизнь и смерть идут рука об руку».

Тем не менее его глубокое убеждение, что мясники не должны есть животных, в выращивании и забое которых они не участвовали.

«Живя в городе, я не мог ступить и метра, не становясь потребителем нефти, — говорит он. — Это осознание стало первым шагом к движению оттуда сюда». Его  ферма производит не только собственную пищу, оставляя немного для продажи, но и собственное тепло и электричество.

При этом своим детям, которым 15, 13 и 8 лет, они не навязывают свои взгляды и образ жизни. «Они нормальные подростки, — рассказывает Линден. — Мы даем им свободу выбора, и не разочаровываемся, когда понимаем, что общество влияет на них гораздо сильнее».

Порой Линден встречается со своими стогольмскими друзьями. На их вопрос: не скучает ли он по университету, литературному кругу, он отвечает коротко: «У меня есть овца». 

«Это просто означает, что я не хочу прожигать свою жизнь, сидя по кафе с приятелями, — заключает он, — Отношения с овцами могут быть такими же сложными, как чтение Пруста».

Источник: The Guardian

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.