Олигарх Андрей Веревский не берет прямой государственной помощи. Однако его холдинг «Кернел» получает возврат НДС при экспортировании сырья (действительно, он его экспортирует больше всех в стране) в размере 11 млрд грн.

Почти такую же сумму возврата получают все остальные экспортеры вместе взятые.

МХП, принадлежащий Юрию Косюку, и UkrLandFarming с «Авангардом», которыми владеет Олег Бахматюк, получают 2 млрд грн.

Но у господина Веревского работает всего 4 тыс человек, которые не создают добавленную стоимость, потому что экспортируют сырье. А, например, МХП по всей вертикальной интеграции, которую они выстроили, создает продукцию с добавленной стоимостью.

И у них сегодня работают до 40 тыс человек. Ощущаете разницу — 4 и 40? И сегодня нет прямых программ дотаций этим аграриям — сегодня есть возмещение стоимости, например, реконструкции птицефабрики, животноводческого комплекса, покупку доильного зала.

У нас сегодня в стране 33 тыс сельхозпроизводителей, которые платят налоги. Из них дотации получили 1700

И когда я подаю поправку к закону, чтобы ограничить выделение дотации 50-ю млн грн одному владельцу, то мне ВР отказывает — голосует против. То есть они оставляют эту поддержку без ограничений.

И если ВР их ни в чем не ограничивает, то вышеназванные олигархи как нормальные бизнесмены подают в Минагрополитики свои проекты на возмещение стоимости какой-либо реконструкции или нового строительства, то правительство им, естественно, его дает.

Так или иначе, все лоббисты выделения дотаций крупным холдингам зашли в парламент через Блок Петра Порошенко. Другому мнению они не дают пройти: Президент просто работает на вышеназванных олигархов.

При этом есть множество фермеров, которые не получают ничего. У нас сегодня в стране 33 тыс сельхозпроизводителей, которые платят налоги. Из них дотации получили 1700.

Это, откровенно говоря, недоработка команды Порошенко, когда выделяются средства в бюджете, а потом не используются. Например, как можно было не использовать 100 млн грн, выделенные на Министерство обороны?

В аграрной области то же самое, только суммы внушительнее: неиспользованных денег здесь более 2 млрд. грн. Если ты не способен наладить процесс, то зачем ты идешь в министры?

Если бы помощь дошла до каждого, они были бы заинтересованы делать продукцию с добавленной стоимостью

Мы выделили на сельское хозяйство 6 млрд грн. И 2 млрд из них возвратятся в бюджет, хотя должны были пойти непосредственно маленьким семейным фермерам, которых у нас примерно 12 тыс.

Нужно было найти каждого и дать под инвестиционный проект, возмещение стоимости оборудования, удобрений или процентной ставки за кредиты.

Если бы помощь дошла до каждого, они были бы заинтересованы делать продукцию с добавленной стоимостью, и она бы оставалась в селе или городе и мелкие предприниматели становились бы богаче.

Например, почему у нас дают дотации на выращивание молодняка, где сплошные расходы и нет доходов и не дают на взрослый скот? Это означает, что правительство не делает то, чего ожидают от него фермеры, что нет понимания со стороны действующей власти, что делать в аграрной отрасли и, самое главное, нет коммуникации.

Например, сегодня по измененным ГОСТам у населения больше не принимать молоко второго сорта. Так давайте наоборот давать людям дотацию на литр молока первого или экстра класса, но ведь для этого им нужно купить доильный аппарат. Но чиновники не знают, как это организовать, а фермеры не могут сделать. Потому что нет общения.

И это означает, что бездарная команда сегодня руководит в определенных отраслях – в том числе агарной.

ВР — это не исполнительная ветвь власти, а исполнительную формирует большинство депутатов, а которое сегодня принадлежит действующему Президенту.

когда одна отрасль стонет или вытягивает через валютные поступления страну, а посреди маркетингового года ее просто бьют по лбу арматурой

Например, месяц назад мы собрали экстренное заседание аграрного комитета и обратились к премьер-министру, чтобы он предотвратил готовящееся повышение тарифов на 50 % за использование вагонов «Укрзалізниці».

Знаете, что произошло? Месяц не было никакой реакции, а на прошлой неделе они просто взяли и подняли тарифы. Более того, закрыли 27 станций и еще 65 не выполняют заказы аграриев.

Это означает, что в середине маркетингового года, тебе говорят: «А теперь это будет стоить наполовину дороже». И при этом еще и цена на продукцию на рынке упала.

А значит, вырастает себестомость, уменьшается доходность, и на внутренний рынок аграрии будут продавать дороже. Следовательно, цены в магазинах вырастут. Или же предприниматели уйдут в тень.

Ну кто сегодня проводит такую политику, когда, не советуясь с аграрными ассоциациями, работодателями и так далее принимаются такие решения? Я бы это назвал не просто несистемностью, а вообще непониманием экономических процессов, которые происходят в определенной отрасли.

Если это происходит без согласования в том числе с министром аграрной политики, которого у нас впрочем и нет, а есть исполняющий обязанности, и «Укрзалізниця» так легко может это сделать, то, поверьте, это шаг в никуда.

То есть у нас нет управления государством: когда одна отрасль стонет или вытягивает через валютные поступления страну, а посреди маркетингового года ее просто бьют по лбу арматурой.

Сегодня обсуждается проект бюджета на 2019 год, но в аграрном секторе они оставили фактически старые программы, которые снова покажут свою неэффективность, ведь в этом году они уже с ними не справились. Это бюджет, который не видит людей.

Вадим Ивченко, зампредседателя Комитета по вопросам аграрной политики и земельных отношений ВР

 

 

Источник: радио “НВ”

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.