Торговые войны могут позволить себе очень обеспеченные государства. Украина не в их числе.

Как правило, любая экономическая война – это начало реального конфликта. Любой конфликт требует какого-то выхода.

Когда-то самой большая экономической проблемой была Велика депрессия в США. Она закончилась второй мировой войной и обнулила очень много экономик, создала новые договоренности. Тогда же создали прообраз ВТО. И только спустя много лет создали Всемирную торговую организацию, которая была призвана регулировать экономические правила на мировом рынке.

Понятно, что каждое государство пытается лоббировать свои интересы. И сильные государства могут себе это позволить. Такой пример сейчас показывает Трамп: сильное государство может нарушать международные правила.

И если до этого момента ВТО никто не подвергал сомнению, все старались туда вступить, то сегодня все начали задаваться вопросом: а что в самом деле дает ВТО?

Подрыв доверия к таким организациям ведет к хаосу. Будет ли предложено что-то другое? Вероятно, что да.

Мы как экспортеры зерна сталкиваемся с множеством барьеров экономического плана. Это импортные, экспортные пошлины, фитосанитарный контроль. Все сводится к защите собственного производителя.

К такой защите прибегают страны, которые не могут открыто конкурировать.

Они используют свои преимущества. Например, Индия при вступлении в ВТО отстояла свои интересы настолько мощно, что может вводить пошлины на импорт зерна за 24 часа, никого не предупредив. Будь это 10, 20 или 30%. Мы должны предупреждать за месяц-три.

Однако все существующие сейчас ограничения в будущем потеряют свою весомость. Технологии не стоят на месте. При применении той же технологии блокчейн конечный потребитель сможет увидеть, где произведено зерно или другая продукция, и это будет в дальнейшем активно использоваться.

Это должно привести к утрате фитосанитарного контроля как такового. Если потребитель сможет посмотреть, на каком поле выращено зерно и куда его продали, то фитосанитарный сертификат отпадает. Рынок больше либерализируется.

Сейчас Индия ввела обязательное требование к фумигации газом метил-бромид, который запрещен почти во всем мире, в том числе и в Украине.

Штраф за непроведение фумигации – $15 на тонне. И тут же Индия предлагает совершить эту фумигацию у них по $1,5 за тонну. То есть дополнительные затраты при экспорте зерна в Индию — $16,5, а это почти 10% от стоимости зерна.

Мы предложили на базе международной ассоциации IGTC создать комитет по расследованию нетарифных барьеров. Все поддержали эту инициативу – Африка, США. Но предложение внезапно заблокировала Канада. Почему? Это наш основной конкурент на рынке Индии и им это не выгодно.

Еще один пример. Три года назад Вьетнам обнаружил 2 контейнера с ячменем якобы с поддельными фитосанитарными сертификатами из Украины. На основании этих 50 т ячменя, неизвестно даже украинского ли происхождения, Вьетнам полностью заблокировал импорт из нашей страны всех зерновых культур.

И только через два года активных действий удалось эту проблем решить. При этом правительство себя вело в этом вопросе очень пассивно.

Мы приглашали фитосанитаров из Вьетнама, они побывали на наших элеваторах и только затем открыли импорт. Но у них по-прежнему осталось 5% пошлины. А это достаточно много. Кто ее пролоббировал? Россия.

Все же, так или иначе, в глобальном плане бизнес усиливает свое влияние на территории государств. Он является двигателем экономических изменений во многих странах. И с глобализацией экономики будет происходить усиление роли мировых корпораций, а влияние национальных правительств будет существенно уменьшаться.

Николай Горбачев, президент Украинской зерновой ассоциации

По материалам конференции «Торговые войны: украинский бизнес под угрозой?»

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.