В 2006-2007 годах в украинском агросекторе все только начиналось. Туда начали поступать сумасшедшие инвестиции и последствия этого бума до сих пор ощущаются. Но праздник длился не долго: многие крупные компании быстро набрали обороты и также быстро их потеряли, лопнули.

Это был некий реалити-чек для кредиторов и акционеров. Если средняя европейская ферма имеет размер 15-20 га, и им выдать $ 500 оборотных средств в виде части тех огромных кредитов, которые брали отдельные украинские холдинги, то можно было бы поднять на ноги 10 тыс фермеров.

Теперь все агропроизводители расплачиваются за это: из-за более высокой процентной ставки, которую они платят банкам, из-за полного отсутствия новых инвестиций, из-за испорченного имиджа всего агросектора.

В Евросоюзе максимальная сумма, которая уходит в одни руки — 20-50 тыс евро, и она не превышает 2 % общего котла

Правительство только подбрасывает дров в огонь. Когда есть новые сделки, открываются новые фабрики, то чиновники тут как тут. Однако, когда речь заходит об открытии рынка земли, то аграрии превращаются в «латифундистов», которые платят маленькую арендную плату за землю и маленькие зарплаты.

Поддержка государства конечно же нужна, но в случае Украины вспоминаются слова Рональда Рейгана: «Девять самых страшных слов по-английски: «Я из правительства, и чем я могу вам помочь?».

Поэтому можно ответить: «Спасибо, только не мешайте». Не мешайте новыми экспортными пошлинами, дополнительной сертификацией, монополизацией рынка удобрений и так далее.

И все же господдержка в агросекторе почти полностью отсутствует. В ЕС на 174 млн га сельхозплощадей субсидии в агросекторе составляют 59 млрд евро. В моей родной Литве с ее 3 млн га аграрии получают 675 млн евро из бюджета Евросоюза.

Эффект от этой помощи очевиден: многие хозяйства около трех четвертей своего дохода получают от прямых субсидий. В некоторых случаях операционные убытки полностью покрываются господдержкой.

я не знаю ни одной страны, которая бы сказала: «А мы будем делать так, как Украина»

В Украине есть кое-какая поддержка — 6 млрд грн предусмотрено в бюджете этого года. Но 4 из них – на животноводство, и мы знаем, что крупные предприятия забирают все.

В Евросоюзе максимальная сумма, которая уходит в одни руки — 20-50 тыс евро, и она не превышает 2 % общего котла. В Литве 10 % самых больших выплат составляют всего лишь 1,5% от всей суммы.

Поэтому мелкие фермеры должны быть защищены, а средние и крупные могут лишь сказать: «Только не мешайте».

Мы многому можем учиться у Европы — у Швеции, Литвы Польши. Не нужно изобретать украинского пути, который потом кто-то будет копировать. Но пока я не знаю ни одной страны, которая бы сказала: «А мы будем делать так, как Украина».

Однако просто копировать европейский опыт мы не способны финансово, потому что даже если разделить ту помощь, которую дает государство сейчас, на количество земли в стране, то получится 248 евро на гектар.

То есть, чтобы достичь европейского уровня правительство должно выделять помощь не в 6 млрд грн в год, а 10 млрд евро.

Большую помощь государство могло бы оказать сейчас в сфере земельной реформы. Но к сожалению, диалога с властью по этой теме практически нет.

Сегодня агропредприятия в Украине на птичьих правах: арендуют землю, соседи перекупают друг у друга пайщиков, фальсифицируются кадастровые данные. Купив землю, можно избежать все эти риски и недобросовестную конкуренцию.

Глядя на опыт запуска рынка земли, например, в Литве становится очевидно, что стартовать он будет с низкой цены – примерно $ 1500, но в итоге с открытием банковского финансирования она будет расти.

Это станет лучшим капиталовложением в вашей жизни. Эта реформа должна быть ориентирована прежде всего на землевладельцев.

Из тех пайщиков, которые 17 лет ждут, что им скажут с Банковой, что они могут воспользоваться своим конституционным правом, 2 млн уже умерли. И еще 2 млн хотя и дивы, но старше 71 года.

Поэтому неправильно не давать людям права продать свои участки. Очевидно также, что чем больше ограничений на распоряжение землей, тем ниже ее цена. Кому это будет выгодно? Тем, кто в юридическом хаосе как рыба в воде. Это рейдеры, местные чиновники и суды.

Поэтому я считаю, что рынок нужно открыть организованно, абсолютно без иностранцев на первоначальном этапе, но позволить и юридическим и физическим лицам поучаствовать в этом процессе.

Арендная плата все равно будет расти. В нашей компании в среднем она составляет $ 120 за гектар. И пусть не рассказывают сказки те, кто говорит, что это в разы меньше чем в Европе. В Литве самая хорошая земля стоит в аренде 200 евро в год, а средняя уже равна украинской.

Айварас Абромавичус, экс-министр экономики, совладелец компании „Агро-Регион“

Использованы тезисы конференции «Large farm management 2018»

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.