Больший размер агропредприятий в странах с переходной экономикой, таких как Украина, улучшает доступ к финансовым и производственным ресурсам, позволяет продать урожай с большей маржой благодаря объемам, заместить рабочую силу крупногабаритной техникой, внедрить новые технологии, диверсифицировать риски.

К таким выводам сегодня приходят экономические эксперты, анализируя тенденции в мировом развитии агро.

До недавних пор западные экономисты, дискутируя об эффективности холдингов, оперировали термином «обратная зависимость в сельском хозяйстве». Он означает, что с увеличением размеров хозяйства его производительность снижается.

На основе этого тезиса они делали вывод о преимуществе мелких предприятий, а их кажущиеся ситуативными недостатки объясняли, например, худшим доступом к институтам власти, инфраструктуре и технологиям.

Сегодня аналитики снова отдают пальму первенства крупным хозяйствам. Например, Футоши Ямаучи, профессор Международного НИИ продовольственной политики (США), и его коллеги-соавторы называют политику поддержки малых хозяйств в Азии ошибочной.

Она лишь повлияла на снижение конкуренции и заставила ряд стран стать нетто-импортерами продовольствия. Теорию «обратной зависимости» в сельском хозяйстве подвергли критике и Ю Шен и Уилл Чанселлор из Китайского центра сельскохозяйственной политики Пекинский университета.

В некоторых государствах в последние годы они отслеживают уже прямую взаимосвязь между ростом хозяйства и его эффективностью и производительностью.

Однако проводить прямые параллели с развитием холдингов в Украине или других странах не следует, предостерегают ученые. Нужно учитывать исторические, культурные и институциональные особенности каждой страны.

Очевидно, что малые хозяйства теряют конкурентные преимущества с развитием рынка и глобальным экономическим ростом, полагают специалисты USDA Николас Рада и Кейт Фугли. А то что, в Азии называют большим хозяйством, посчитают маленьким в Украине.

Кроме того, в отдельных странах разнятся структуры и формы управления крупными хозяйствами. Например, австралийские холдинги — в основном животноводческие. А в Аргентине и Бразилии крупные растениеводческие хозяйства не представляют собой единые компании.

Есть управляющая группа, которая нанимает для производства обслуживающие фирмы с техникой и людьми. Таким компаниям нет нужды инвестировать в оборудование и контролировать весь персонал снизу доверху.

Эту задачу выполняют сервис-провайдеры через фарм-менеджеров с четко прописанными условиями договора и использованием систем точного земледелия. Немалую роль в такой бизнес-модели играет доверие и имидж.

Постсоветские холдинги устроены иначе и довольно однообразно, отмечают эксперты. В их структуре хватает минусов. Это и большие транзакционные издержки — на мониторинг рабочей силы, бюрократию, разделения функций собственности и управления компанией.

Еще одна болезнь их роста — перманентная реорганизация и реструктуризация. К достоинствам украинской модели специалисты относят доступ к инфраструктуре и управленческие качества, позволяющие холдингам оставаться высокопроизводительными.

Высокая интенсивность затрат в производство, каждый его элемент в отдельности позволяет крупному агропроизводителю превосходить нехолдинговые предприятия в годы с высокой маржой.

При этом в благоприятные годы маржинальность окупает более высокую интенсивность крупных хозяйств, а низкомажинальные периоды поощряют экономное поведение, более характерное для мелких фермеров.

Впрочем, в Украине среди самых преуспевающих хозяйств есть компании, как большие, так и малые. А также и в один холдинг могут входить как высокоэффективные предприятия, так и худшие представители отрасли.

Ключевую роль здесь играет так называемый «эффект Пенроуз», сформулированный британским экономистом Эдит Пенроуз. Он гласит, что конкурентное преимущество фирмы зависит от способности менеджмента эффективно поглощать ресурсы и создавать их уникальные комбинации.

То есть хозяйства с одним и тем же набором ресурсов имеют разную результативность из-за  разнообразия таких комбинаций, способности адаптироваться в окружающей их среде.

Поэтому, пока эксперты считают более важным, особенно для Украины, не размер предприятия, а умение пользоваться и управлять производственными ресурсами, адаптироваться к рыночным условиям.

Использованы тезисы статьи Игоря Остапчука, аспиранта Института аграрного развития в странах с переходной экономикой им. Лейбница (Германия).

Источник: VoxUkraine

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.