Вместо Польши, Гремании и Франции украинским аграриям нужно смотреть в сторону Судана, Эфиопии и Сомали, полагает Хазем Сакер, вважає старший трейдер Promising International Trading Co. DMCC из Объединенных Арабских Эмиратов.

Этот его тезис на конференции Grain Ukraine 2018 опубликовал Latifundist.

Восточное побережье Африки, включая вышеупомянутые страны, а еще Кению и Джибути, он считает на сегодня самым перспективным направлением для экспорта зерновых из Причерноморья.

Там живут 212 млн человек и этот показатель к 2024 году станет вдове больше, аргументирует Сакер. Это страны не только с самым динамичным ростом населения в мире, как, например, в Уганде, но и с дефицитом собственных зерновых, постоянным сокращением пахотных земель из-за жары.

Кроме того, там не проблема найти надежного англоязычного партнера и открыть представительство. Правда, эксперты предупреждают и о рисках: высокой коррумпированности, плохой инфраструктуре, финансовой нестабильности.

До сих пор Украина широко развивала торговые отношения только с Египтом, подчеркивает Олег Левченко, генеральный директор GrainCorp Ukraine LLC, но сейчас лучшие расклады для украинских производителей открываются в Бангладеше, Индонезии, на Филиппинах.

Например, филиппинцы наращивают импорт зерновых на 1,5 млн т ежегодно.

Хотя Украина пока не обеспечивает объема зерна, сравнимого, например, с российским, чтобы выйти на рынки третьих стран, но зато она дает низкую цену плюс более комфортные для индонезийцев и филиппинцев, чем у РФ, фитосанитарные стандарты.

Европа — это скучно для украинского агрария, полагает Иванна Дориченко, управляющий директор Tradaide. Мол, Украина пытается выйти на рынок, на котором и так уже все свое есть.

Не стоит ожидать от Европы больших прибылей и заработка, уверена эксперт, а в Африке и Азии украинцам ментально работать привычнее.

«Представьте себе азиатского и европейского менеджеров, которые пытаются о чем-то договориться… Посадите между ними украинца — и все получится, — приводит аллегорию Дориченко. — Мы уже научились у западных коллег, но у нас всегда была транскультурная ментальность и понимание ходового на этих рынках принципа: «Он — мой друг, он был в моем доме, я буду делать с ним бизнес».

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.