С помощью биотехнологий можно восстанавливать территории, где ранее велись военные действия, рассказывает Станислав Исаенков, завотделом Института пищевой биотехнологии и геномики НАН Украины, в эфире радио «Вести».

Тринитротолуол и особенно гексоген, из которых производится взрывчатка, достаточно токсичны — как для людей, так и для растений. После взрывов гексоген свободно мигрирует в грунтах, ухудшая рост и качество растений, отравляя их.

Например, в Украине почва страдает и в районе военных действий на востоке страны и после взрывов в Новобогдановке.

Британский биолог Нильс Брюс нашел ген, который может расщеплять вещества взрывчатки на нетоксичные соединения.

Сначала ген был введен в модельные растения арабидопсиса (резуховидки) для тестирования. Этим проектом заинтересовался Пентагон, который профинансировал дальнейшие исследования. Американцы трансформировали уже один из видов травы, которой засевают полигоны после военных учений.

Есть также целый ряд растений, которые могут показывать, где есть те или иные полезные ископаемые. Так, в Африке было найдена культура, произрастающая в местах кимберлитовых трубок, по которой можно идентифицировать потенциальные месторождения алмазов.

Уже ведутся разработки по редактированию генома растений, которые могут накапливать золото и литий. Последний особенно важен для современных технологий, которые все шире используют аккумуляторы.

«Я предлагаю идею накапливать литий в растительных клетках, — рассказывает Исаенков. — Это будет дешевле, чем добывать его в солончаках Боливии».

Но для этого нужны солоросы — растения, которые растут на засоленных грунтах. Ученые будут пытаться модифицировать их поры так, чтобы они накапливали больше лития.

Так или иначе развитие биотехнологий уменьшают нагрузку на другие виды производства, применение химии в сельском хозяйстве, что благоприятно влияет экосистемы и биоразнообразие.

Например, когда в Индии начали выращивать генномодифицированный хлопок, то резко снизилось общее внесение химикатов на поля, улучшилось здоровье людей, упала детская смертность, улучшилось качество воды.