Самая большая проблема для гендиректора «Marine Harvest» Альф-Хельге Аарскога, который контролирует четверть глобального $ 14-миллиардного лососевого рынка, — мелкие вши.

CEO огромной компании нервно ходит взад-вперед по полированным деревянным полам баржи, стоящей на якоре во фьорде у юго-западного побережья Норвегии рядом с одной из крупнейших лососевых ферм в мире.

Сквозь окна диспетчерской льется мягкий свет, на стене огромные мониторы транслируют, что происходит в девяти подводных клетках фермы: обширные косяки лосося, плавающие по кругу, как сверкающий циклон.

В садках этой фермы плавают более 4 тыс тонн рыбы на $ 60 млн. А всего в крупнейшей по промыслу лосося компании «Marine Harvest» 220 в Норвегии, Чили, Шотландии, Ирландии на Фарерских островах и Канаде.

Aarskog поставляет свою рыбу в крупнейшие розничные сети мира, включая Whole Foods и Walmart, а также отели и рестораны. Но в последнее время к его бизнесу и прибыли присосались мелкие твари-вредители.

Первыми подали знак тревоги подводные датчики: они показали падение потребления корма рыбами. Точечные проверки в клетках подтвердили: каждая особь на ферме находится под угрозой экспансии морских вшей.

В океанской аквакультуре существует много рисков. Например, нашествие медуз может одним махом уничтожить клетку с лососем. Цветение водорослей отбирает у рыбы кислород, а малейшее повреждение в сетке приводит к массовому побегу рыбы.

Однако новая напасть Marine Harvest не столь заметна. Крошечная Немезида – серое, размером с чечевицу, ракообразное. Эктопаразит имеет вид клыкастого головастика. Около дюжины морских вшей, зацепившись за чешую, могут убить рыбу. Причем, они питаются и плотью, и кровью.

Аарског борется с морскими вшами с 14 лет, когда начал карьеру подростком на своей первой работе на лососевой ферме. Эта промышленность была в зачаточном состоянии, и его босс поручил нарезать и бросать тысячи луковиц и зубчиков чеснока в клетки.

Такой гомеопатический метод лечения работал плохо, но все же проблема вшей оставалась локальной.

Вши сосуществовали с лососем в дикой природе на протяжении тысячелетий, но они не представляют серьезной проблемы для свободно плавающей рыбы или для небольших ферм. Однако концентрированные популяции лосося плодовитые рачки осваивают мгновенно.

Нашествие на этой ферме пока только в зачаточной стадии: обнаружены лишь нескольких вшей на нескольких десятках рыб, вытащенных из сеток наугад, а многие остаются чистыми. Тем не менее, у хозяйства нет другого выбора, кроме как выловить и продать лосось сейчас — до того, как популяция вшей взорвется.

Каждая рыбина здесь набрала пока лишь 3 кг – 60 % от нужного веса. А это означает для компании убыток в $ 24 млн.

С 2015 по 2017 год улов всех 220 хозяйств сократился из-за угрозі вшей на 12%. Но некоторые конкуренты  «Marine Harvest» пострадали еще больше. Проблема, по словам Аарскога, «достигла ужасающих масштабов».

Тем временем ему на пятки наступают глобальные конкуренты – производители мяса и более крупная часть мировой аквакультуры — более дешевая рыба, такая как тилапия, карп и сом. Их выращивают в гораздо больших количествах, в основном для азиатских рынков.

Это самый быстрорастущий и прибыльный сектор в рыбной промышленности, и сюда идут основные инновации и инвестиции.

Поэтому Аарског понимает, что не сможет поддерживать рост компании, не победив хотя бы микроскопического врага более современными методами. Он и другие лидеры отрасли развернули буквально гонку технологических вооружений против вшей, инвестируя миллиарды в возможные решения.

Одно из них так же экстравагантно, как и враг, против которого он призван бороться. Это робот, очень напоминающий R2D2 из «Звездных войн», только вдвое выше. У него на борту мощное вооружение – лазерные пушки, стреляющие во всех направлениях.

Робот «Скат» создан инженерами глубоководной нефтяной промышленности специально для уничтожения мелких тварей. Он снабжен ПО и видеосистемой, аналогичной распознаванию лиц на iPhone.

С их помощью робот определяет малейшие аберрации в цвете и текстуре чешуи рыбы. Обнаружив вошь, «Скат» ликвидирует ее с точностью лазерной установки, используемой в глазной хирургии.

Зеркальные чешуйки отражают луч, оставляя рыбу невредимой. А морских вшей, имеющих студенистые, консистенции яичного белка, тельца он зажаривает до хрустящей корочки, которая просто отлетает от тела рыбы.

Чтобы осуществить этот воистину космический проект стоимостью всего $ 1,5 млн  Аарског объединился еще с двумя гигантами в лососевой промышленности Норвегии — Lerøy Seafood Group и SalMar. Первые тесты робота провели в 2014 году, и сегодня их создано уже около 200.

На каждые 100 тыс лососей необходимы один-два роботизированных лазера. Но и у подводного защитника есть свои пределы: ему трудно забраться под жабры и за плавниками, где также могут скрываться вши.

Поэтому роботы пока считаются больше превентивным оружием, лишь ограничивая вспышки распространения вредителей во фьорде. На всю популяцию желательно держать еще около 10 тыс абсолютно здоровых рыб, которые в связке с техникой помогают уничтожать опасных вредителей.

В то время как сами рыбы лучше справляются с вшами, которые прячутся под жабрами своих собратьев, роботы истребляют бесцветных вшей, которых не видят чистые рыбы.

Если этот метод не поможет, в качестве альтернативы Аарског готов вложить десятки миллионов долларов в разработку сферических аквариумов из твердых полимерных стенок. Эти клетки в виде яиц глубиной 150 футов и шириной 100 футов, способными вмещать 200 тыс лососей и абсолютно непроницаемы для паразитов. В компьютерной графике она напоминают НЛО, погруженные во фьорды.

Эта технология гораздо более дорогая, чем роботы. Яйца должны погружаться в глубинные слои океана и при этом фильтроваться от микрозагрязнений. Огромные гребные винты внутри контейнера должны создавать искусственные течения для рыбы, ведь лосось не может наращивать мышечную массу в стоячей воде.

Кроме того контейнеры должны поглощать удары штормов: столкновения разных потоков могут вызвать у рыбы морскую болезнь. Из яиц нужно откачивать огромное количество отходов и грязи.

Эти закрытые системы – аквакультурный аналог вертикальных растительных ферм – «Marine Harvest» планирует установить в открытую воду в 2019 году. Строительство и эксплуатация одного яйца обойдется в миллионы долларов.

«Тратить такие деньги на аквакультуру могло бы показаться абсурдным, — рассуждает Ингрид Ломельде из WWF Норвегии, — если бы не глобальный спрос на рыбу и не стремительный упадок естественного рыболовства».

По ее данным за последние 40 лет земляне потеряли почти половину океанической живности, и сегодня 3 млрд человек зависят от рыбы в качестве белка. «Нам нужна устойчивая аквакультура, чтобы кормить их», – заключает она.

Согласно данным ООН, глобальный спрос на морепродукты в ближайшие 20 лет вырастет, по крайней мере, на 40 %. При этом дикие популяции почти всех видов рыб, включая лосося, сокращаются из-за чрезмерного вылова, изменения климата и других экологических проблем.

Источник: Wired

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.