Продолжение. Начало здесь

Бренд “Медові брати” очень тщательно подходит к анализу, к производству каждого меда. Во-первых, не смешивает меды между собой.

Поэтому у нас очень широкая линейка продукции, и мы уходим от традиционного принципа разделения ассортимента — липа, разнотравье, акация. Хочется чего-то большего.

Мы создаем продукт, о котором можно многое рассказать: откуда он, почему он именно такой, почему так называется, почему на этикетке изображены именно такие цветы.

В том числе поэтому каждый образец меда мы сдаем на экспертизу в Институт пчеловодства им. Прокоповича (Киев). Он выдал нам сертификат на каждую из 10 позиций, которые мы предлагаем, даже если это небольшие партии.

В ближайшее время мы получим сертификат и о том, что наша продукция не содержит антибиотиков, хотя для этого придется провести достаточно дорогой анализ.

Все это, конечно, отражается на цене. Она у нас ощутимо выше, чем та, по которой потребитель может купить мед на базаре.

Сегодня при получении сертификата мы делаем стандартный анализ по требованиям ДСТУ, а также анализ пыльцы. Для чего последний? Мы хотим знать и оповещать нашего клиента, откуда мед.

Мы сами придумали понятие “миеллизим”

Например, Сергей из Черкасс предлагает нам липовый мед, произведенный в июле. Но лаборатория показывает, что липы в нем менее 10 %. Но она очень сильная, поэтому ощущается. Остальное в составе — желтая акация.

Это очень важно, потому что мы используем всю эту информацию в названиях меда. Например, акациево-липовый. Когда он кристализуется, становится желтым. Липа там тоже есть, но не доминирует.

Мед, где не преобладает ни один цветок или доминирует тот, который трудно с маркетинговой точки зрения “валоризировать” — то вынести на передний план, труднее продать.

Например, в августе прошлого года мы получили мед разнотравье с Черкасчины, и в нем доминировал цветок сирийского хлопка. Нам было трудно вынести это растение на этикетку.

Чигиринский миеллизим

Августовские меды у нас, как правило, носят название местности, где они изготовлены. Например, «Степи Побужье», «Чигиринские холмы». То есть мы создаем продукт, который имеет корни.

Из этого возникла идея развивать и зеленый туризм в этих местах. Кстати там уже развит обычный туризм: на Подолье это минеральные курорты, на Черкасщине —украинская история и культура, а в Побужье развит рафтинг.

когда ты заходишь в медовую лавку, ты будто попадаешь в аптеку. Нам это не понравилось

Когда я говорю о новом взгляде на мед, я недаром вспоминаю Францию. Мы сами придумали понятие “миеллизим”, объединив французское слово miel (мед) и термин миллезим (millésime) или винтаж в виноделии, что означает год сбора урожая винограда, из которого изготовлено вино.

Наши знакомые французы были в восторге и даже советовали нам запатентовать это понятие.

Как сегодня обычно принято рекламировать мед? Например, этот мед очень полезен для печени, а тот — для давления, и создается впечатление, что, когда ты заходишь в медовую лавку, ты будто попадаешь в аптеку.

Нам это не понравилось: мед — это не только лекарство. Да, он суперполезен, но чтобы мед давал лечебный эффект, его нужно есть не раз в год, когда у вас заболело горло, а желательно ежедневно.

Поэтому мед как повседневный продукт и как лекарство — это две составляющие, которые идеально дополняют друг друга с точки зрения выгоды для производителя.

А с третьей стороны, мед — это деликатес, который можно использовать в кулинарии, готовить из него соусы, употреблять с сыром и мясом, сочетая с соевым соусом, горчицей и т. д.

Окончание читайте здесь

Дмитрий Кушнир, сооснователь бренда «Медовые братья»

Использованы материалы вебинара «Пчеловодство. Основание медового бренда «Медовые брать», организованного UHBDP

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.