Глобальное потепление заставляет отступать льды Арктики, а разработчиков недр — осваивать освобождающиеся от вечной мерзлоты территории, пишет Reuters.

Здесь добывают минеральные и энергетические ресурсы, развивается судоходство и туризм. Все это нарушает традиционный образ жизни местных жителей, в том числе налаженные веками промыслы.

Фотограф Стоян Ненов запечатлел жизнь и трудовые будни саамских животноводов и рыбаков Норвегии.

Когда Нилс Матис Сара пригоняет из арктической тундры своих 2 тыс оленей, сопровождаемый собакой и Уитни Хьюстон в наушниках, он любит потолковать со своими соплеменниками с плато Финнмарк о том, как медная шахта, которую тут планируют построить, лишит их заработка.

Саамские животноводы и рыбаки собираются устраивать осаду норвежскими чиновниками и промышленникам, которые собираются прийти сюда через шесть лет.

Жители Арктики и в других скандинавских странах, России, Канаде и на Аляске боятся тех же угроз — изменения климата, вторжения добывающих компаний, опасности разлива нефти и браконьерства, а также нашествия не умеющих себя правильно вести в этих местах горожан и туристов.

Глобальные компании, в том числе Eni, Equinor, «Газпром», Glencore, Лукойл и Rio Tinto, не слишком ломают голову над тем, как совмещать свои планы с интересами аборигенов.

Местные чиновники дали зеленый свет частному проекту по добыче меди еще в 2012 году, надеясь что он создаст много рабочих мест и даст средства для развития региона.

Пастбища огородили забором, но с тех пор так ничего и не построили, сетует Андерс Оскал, исполнительный директор Международного центра по оленеводству.

Рыбаки утверждают, что сброс отходов шахт во фьорды будет не менее разрушительным, чем закладка предприятий на суше: уничтожит нерестилища трески.

 «Мы морская нация, — говорит Томми Петтерсен, 47-летний саамский рыбак, — веками жили океаном, который сейчас хотят забросать отходами из шахт».

Ловля королевских крабов для него хотя и не прогнозируемый из год в года бизнес, зато прибыльный. Только один улов, лежащий в его лодке, — на $ 1990.

А в 2017-м он заработал $ 199 тыс за четырехнедельный сезон лова, который отводит климат Арктики. Пятьдесят на пятьдесят это треска и крабы.

Кстати, последние — разновидность тихоокеанского краба, завезенного в Баренцево море советскими специалистами в сталинскую эпоху.

Доход Сары скромнее, хотя и стабильнее. Оленье мясо он продает по $ 16/кг, шкуру почти за $ 2,5 тыс и рога по $1,1 тыс/кг, их он продает в Китай для производства афродизиаков.

C другой стороны, Терье Викстром, мэр города Квальсунд с чуть более 1 тыс населения, уверяет, что шахта увеличит доход в бюджет муниципалитета, 40 % которого расходуются на пенсии, поскольку молодежь эти места покидает.

Саамские пастухи не против перемен, но подчеркивают, что в их языке нет слова «стабильность», и что, если только здесь возникнет рудник, они готовы отправиться в суд, в том числе международный.

Другая наступающая на северян беда — глобальное потепление и здесь оно продвигается вдвое быстрее, чем в среднем по миру.

Средняя температура в Арктическом регионе выросла до 2 градусов с доиндустриальных времен.

Например, на Ямале выпавший снег подтаивает и снова замерзает, образуя корку на лишайниковых пастбищах, которую не может пробить северный олень. От этого «дождя на снегу» на полуострове в 2013-14 годах погибли около 61 тыс из 275 тыс оленей.

Коренные народы Арктики возглавят список населения, уязвимого для потепления в проекте научного доклада ООН о рисках изменения климата, который будет опубликован в октябре.

Сокращение арктических льдов позволит танкерам со сжиженным природным газом «Газпрома» курсировать в Европу круглый год и в Азию летом.

При этом пастухи с Ямала живут в худших условиях чем норвежские. Они вынуждены кочевать со своими стадами, жить в чумах, тогда как саамы Норвегии живут в домах в поселках и лишь выезжают со стадами на квадроциклах и снегоходах.

Руководители «Газпрома» уверяют, что не могут поднимать свои трубопроводы для прохода оленьих стад и строить дороги в согласии с интересами пастухов.

В то же время декларация ООН 2007 года о правах коренных народов обязывает государства «получать свободное и осознанное согласие до утверждения любого проекта, затрагивающего их земли».

На практике обычно для защиты прав не хватает ни вето, ни судебных процессов. В этих условиях традиционные промысловики в скандинавских странах сносят заборы для прохода оленей и блокируют геологические изыскания.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Loading...