Последние три месяца фондовый индекс S&P500, в который попадают 500 крупных американских компаний, понемногу падает из квартала в квартал. Это может ознаменовать нисходящий тренд, ведь со второго квартала 2015 года S&P500 тренд был возрастающий.

С первого квартала 2018 года, впервые за три года, в связи с экономическим протекционизмом США и другими новостями, связанными с политикой, S&P500 закрыл квартал с «минусом». Это может быть плохим звонком для экономики США и вообще мировых рынков.

Например, вы инвестор, не вникающий в детали, и покупаете в то время, когда индекс растет, и ждете дальнейшего роста. Особенно высоким был 2017 год, когда с 2200 пунктов S&P500 вырос до 2800. И теперь вы либо фиксируете убытки, либо забираете деньги.

Но в последнем случае, если вы видите прогноз до 2020 года по инфляции в США, и деньги, если вы их никуда не вкладываете, можете потерять, то вы ищите другие направления их вложения. Например, в облигации США.

Но и по ним сейчас есть вопрос: идет торговая война с Китаем. А Поднебесная самый большой инвестор в экономику США за счет этих облигаций. Cумма китайских вложений в американскую экономику составляет $ 1200 млрд.

И в условиях торговой войны китайцы вполне могут захотеть забрать свои деньги. При этом инфляция в США будет расти, и Федеральная резервная система, которая регулирует этот процесс, будет повышать ставку interest rate, пока та не превысит инфляцию.

При этом безработица в США еще три месяца назад была на минимуме, и индекс ее продолжает снижаться. Это говорит о том, что американская экономика перегрета: чем больше людей работают, тем больше у них денег, и тем больше повышается спрос.

Если брать стратегию Дональда Трампа еще с его предвыборной программы, то она направлена на то, чтобы занять все свое население, загрузить собственные производства.

При этом бюджет США дефицитный. В связи с этим они пересмотрели налоговую политику, понизив с 35% до 20 % налог на прибыль. Конечная цель этого – американские производства из Поднебесной будут снова переноситься в США. Но это долгосрочный процесс: нельзя просто так взять и перенести завод из Китая, тем более если он тебе вот-вот границы закроет.

В любом случае это долгосрочные инвестиции. Поэтому США нужно сегодня как-то наполнять бюджет, и они ищут, на кого увеличить нагрузку. На свой бизнес давить нельзя, чтобы он вернулся и развивался.

Значит, можно усилить нагрузку на чужой, – а это в основном вся продукция, которую США покупает из Китая. Оборот ее $ 50 млрд. Причем, США больше импортируют, чем экспортируют. И на эти товары США вводят импортную пошлину в 25 %. Она частично и закроет дыру в бюджете.

Почему министр финансов США обмолвился на саммите в Давосе, что инфляция пока выгодна Америке? Потому что при ослаблении доллара будет расти цена на их экспортную продукцию.

Далее возможен сценарий, при котором начнется цикл суперроста на сырьевых рынках. И нам нужно сегодня разобраться, будет ли в течение 2018 года разворот и волна вложений именно в товарные рынки или нет.

Потому что, если ты видишь обесценивание национальной валюты, то вкладываешь в золото. Например, индекс CRB (индикатор сырьевого рынка, который рассчитывается по котировкам 19 товаров, 29 % которых – нефть, остальное газ, агропродукция, металлы) прошел свой минимум и понемногу начинает расти.

Скорее всего, США и далее не будут слишком препятствовать ослаблению доллара, хотя для ФРС это проблема, но будут ослаблять его понемногу, чтобы это не стало проблемой еще и для населения.

В индексе национальных валют JPMorgan Chase до середины марта была высокая волатильность, а теперь установился нейтральный тренд. Это произошло после того, как США объявили 25%-ную пошлину на ввозимые ими сталь и алюминий. Поэтому доллар продолжает оставаться под давлением, и его никто не хочет поднять и укрепить.

Если глобально посмотреть на все сельское хозяйство, то мы уже заметим тот позитивный тренд, о котором я сказал выше. То есть кукуруза, пшеница, ячмень подрастают. Товарные рынки уже получили поддержку.

За прошедшие четыре года мы привыкли к «медвежьему» рынку, постоянно речь шла о падении или его угрозе. Поэтому сегодня дальновидным инвесторам, если куда-то и вкладывать, то в товарные рынки. Фонды это делают полным ходом.

В следующем месяце мы видим соотношение доллара к евро 1,21-1,25. Сейчас идет боковой тренд, и скорее всего в этих пределах будут колебания до каких-либо важных, фундаментальных новостей.

Пока не закончены переговоры, которые ведут ЕС и США до 1 мая по поводу импортных пошлин на алюминий и сталь. Так, США могли бы пойти на ее снижение в обмен на аналогичное снижение пошлины ЕС на кукурузу.

По рынку нефти пока прогноз положительный. Идет сокращение мировых запасов. ОПЕК, на наш взгляд, спекулирует тем, что на следующий год продолжит сокращение добычи. Им выгодно говорить, что они не будут повышать уровень добычи. Это значит будут сокращаться запасы, и цена на нефть останется хорошей.

С другой стороны, США постоянно увеличивают добычу нефти, эта отрасль там получает поддержку, и при этом цена на американскую марку WTI не падает. Потому что сокращаются запасы.

Они не могут позволить, чтобы нефть была по $ 80, потому что есть Россия, которую нужно успокоить. Рынок полностью информационно контролируем: недавний скачок цены на нефть был вызван конфликтом трех сторон – США, Сирии и России. Он может зацепить всех.

Поэтому все сегодня ждут данных по запасам в США, которые не собираются сокращать добычу. К концу 2018 года она вырастет более чем до 11 млн баррелей в сутки – это больше, чем в Саудовской Аравии и России.

Для инвестора, который не понимает, как сажают и выращивают кукурузу, главным индикатором является товарный индекс. Если мы понимаем, что в CRB нефть занимает 29 %, то рост цен на нее автоматически повлияет и на тенденцию в зерновых. Хотя, может, и не сразу, а с запозданием в месяц-два.

Поэтому если цена на нефть буде трасти, то будет давление на цены аграрной продукции. Например, из пальмового масла делают биотопливо, которое автоматически кореллируется с нефтью. Также и 40 % кукурузы идет на биоэтонал. То есть все товарные рынки так или иначе завязаны на нефти, поэтому за ее ценой нужно следить.

Даже если станут реальностью прогнозы, что нефть все меньше будут использовать как энергоноситель, она все еще в большом количестве будет нужна в медицине, химической и другой промышленности.

Гривна пока остается стабильной. До той поры, пока мы не начнем возвращать проценты по тем ценным бумагам, которые мы продавали в феврале. В конце июня – начале июля возможен скачок на 50-60 копеек – до 26,7 грн/$.

Украина прогнозирует 3,5 % рост ВВП, но возникает вопрос: за счет чего? За счет роста потребительского спроса. Но население, которое не имеет своего запаса, не сможет покупать больше без кредита, а кредиты дорогие. Поэтому на лето придется курс чуть опустить.

Если правительство решится на то, чтобы держать курс, то придется в любом случае сокращать золотовалютный резерв и в долгосрочной перспективе это может сработать как эффект сжатой пружины, как это случилось после выборов в РФ.

Михаил Пономаренко, консультант компании Agritel

Тезисы семинара “Панорама агараных рынков” 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.