Сергей Скок, директор «Skok Agro»:

“Когда СМИ сегодня пишут, что айтишники спасут аграриев, про супер инновации и т.д. — это пиар. Реальность заключается в другом. Я скажу как разработчик программного обеспечения в компании, которая занимается производством оборудования: 95 % того, что сегодня называют инновациями, являлось ими уже 10 лет назад.

95 % того, что сегодня называют инновациями, являлось ими уже 10 лет назад

Наибольшая украинская проблема скорее в другом: я поездил по Украине и отметил, что у многих хозяйств есть, например, разбрасыватели Amazone или трактора John Deere с бортовыми компьютерами, но вся эта техника не настроена. Есть большая проблема в кадрах — мало кто хочет развиваться. Нужно много внимания уделять подготовке инженеров точного земледелия”.

Валерий Грищук, сотрудник украинско-немецкого центра «Редокс», физик:

“Не просто малый и средний бизнес, а инновационный малый и средний бизнес спасет страну. Открыть новый ресторан и запустить новую технологию — это разные вещи”.

Сергей Иващенко, исполнительный директор Украинской зерновой ассоциации:

“Даже если мы технологически разовьем аграрную отрасль до небес, все равно люди будут бежать из страны — потому что такова ситуация в Украине. Но есть и позитивые моменты. По пока у нас еще много талантов. К нам китайские компании привозят своих сотрудников, чтобы они перенимали опыт, хотя раньше украинцы ездили за тем же в Англию и Израиль”.

Анатолий Москаленко, замдиректора Института сесльскохозяйственной микробиологии и агропромышленного производства НААН:

“Инновации рынок воспринимает не очень хорошо. Большое значением имеет психологический фактор. Например, я проводил анкетирование наших клиентов. Среди фермеров, которые используют наши технологии [биостимуляторы роста культур] очень мало людей с аграрным образованием. Это бывшие военные, технари — те, кто не имеет в голове застывших постулатов. Они берут и пробуют, получают результаты и работают дальше”.

Александр Джига, основатель фермы Sunberry Ukraine:

“Мой партнер из Италии говорит: «Я не могу понять, почему Украина продает так много подсолнечного масла на экспорт, а потом покупает у нас оливковое, в котором на самом деле только 10 % оливкового, а остальное — украинское подсолнечное.

Когда Украина стала аграрной страной, житницей Российской Империи? Когда Екатерина Вторая призвала на ее пустующие земли протестансткую этнорелигиозную группу меннонитов из Пруссии, с их традиционно многодетными семьями. Они использовали в земледелии на тот момент современные технологии. Поэтому глобальная кадровая проблема решается просто: нужно больше рожать”.

Сергей Скок: “То есть вы мне предлагаете, чтобы у меня было больше программистов, больше заниматься сексом с женой?”

Александр Джига: “…продуктивно заниматься”.

Чтобы решить кадровую проблему надо больше заниматься сексом

Александр Джига: “Часто бывает, что компании, которые разрабатывают какое-то ПО для фермеров, забывают общаться с самими фермерами”.

Сергей Скок: “У израильтян очень правильный подход к разработкам, который мы во многом переняли. Они не привыкли как мы: что-то разработали, а потом едем к фермерам и начинаем «впаривать». Первые нашим модули [твердомеры с GPS] мы так и продавали, но потом сломали этот подход. Важно вначале внимательно слушать, смотреть как работают фермеры, находить у них узкие места и автоматизировать конкретно ту операцию, которая сэкономит время и повысит точность данных.

Потому что я часто вижу на презентациях красивые картинки, интерполяции, но с этим ничего сделать нельзя.

Поэтому, фермеры, делайте скидку на то, что не все айтишники сообразительны. Зачастую они являются интровертами, они очень боятся вас. Расслабьте их, попейте с ними пива, расскажите, что у вас «болит» и они вам все сделают”.

Андрей Севрюков, CEO «Agrieye Corporation»:

“Страну создает внешнеторговый баланс, и он будет больше нуля, когда в стране производится дорогой продукт с высокой добавленной стоимостью, и она будет возвращается в страну. Сейчас из-за дефицита внешнеторгового баланса Украина как предприятие — банкрот. Мы в минусе. Каждый новорожденный украинец должен $3 тыс. Только родился — и сразу должен”.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.