Когда в новостях вы слышите, что страны ОПЕК прекратили сокращать добычу нефти, риск это или нет для рынка товаров и как следствие для рынка сельскохозяйственной продукции? Или к примеру: федеральная резервная система США (ФРС) или НБУ повысила ставки. Что это значит для Украины и для мирового агараного рынка? Чтобы ответить на эти вопросы, важно разбираться в трендах макроэкономики.

Американская горка

Топовая тема сегодня – возвращение волатильности на рынке. В предыдущие сезоны, например, в 2017 году, на товарных рынках большой волатильности не было.

Достаточно скучным был этот год для трейдеров. Да, мы видели на рынке зерновых рост по пшенице, по ячменю, но по кукурузе он начался только в 2018 году.

На возвращение волатильности повлияет будущее доллара и евро. Первое, от чего зависит их судьба – процент безработицы в США. Почему его нужно отслеживать? Во-первых, этот процент показывает, насколько сейчас занято население и, соотвественно, насколько разогрета экономика США и куда ей двигаться.

Начиная с 2000-х, безработица в США сегодня находится на историческом минимуме – 4 %. Чтобы этот показатель был том же на уровне, нужно избежать экономического кризиса, за котрым следуют массовые увольнения, сокращение зарплат и уменьшение потребительского спроса.

И наоборот, когда безработица на низком уровне, это говорит о том, что население занято – у него есть деньги, которые можно потратить. Это влияет на увеличение спроса и как следствие на рост цен и инфляцию.

Важно знать, как дальше будет развиваться экономика США, действительно ли начнется там кризис. Для ТОП-500 компаний США эксперты сегодня прогнозируют так называемую «черную неделю». То есть неделю назад обвалился фондовый рынок. Это плохой звонок.

Аналитики, операторы, торгующие на фондовых рынках, говорят, что не все так плохо. Мол, это была просто коррекция после длительного роста. В течение трех лет и Доу – Джонс, и S&P500 росли. С момента последнего глобального кризиса 2008-2009 года мы были в постоянно росте. Были небольшие корректировки, но не столь существенные, как обвал неделю назад.

Это событие говорит о том, что экономика США находится в достаточно перегретом состоянии. При этом достаточно большая масса людей, занятых в частном секторе экономики США, зарабатывают достаточно хорошо, поэтому инфляция будет расти. С одной стороны, это хорошо для Украины, торгующей сельскохозяйственной продукцией, ведь и аграрные рынки тоже будут на подъеме.

Но есть Центральны банк, цель которого регулировать инфляцию. Если она вырастет на 200 %, то зарплаты на тот же процент обычно никогда не растут. Далее все идет по схеме: люди не покупают продукцию того или иного предприятия, оно закрывается, сотрудников увольняют, безработица растет. То есть начнется обратный процесс.

Сейчас инвесторы не видят потенциала для роста ТОП-500 компаний США, в который входят General Electric, General Motors и т.д. и которые делают спрос на агарную продукцию. Плюс к этому ФРС, Центральный банк США поднимает ставки Interest Rate – а, значит, как следствие, увеличивает стоимость доллара.

На 2018 год ожидается постоянно повышение процентных ставок – тем самым они будут сдерживать инфляцию. Никто не хочет, чтобы сейчас товарные рынки резко выросли и потом люди не могли купить себе обычные продукты.

До 2020 года, по нашим прогнозам, процентная ставка будет выше уровня инфляции. Так будет тормозиться последняя, а заодно и развитие товарных рынков.

На ситуацию влияет не только макроэкономика, но и геополитика. После победы Дональда Трампа все понимали, что он пойдет по пути реформ, которые не увязываются с программой предыдущего президента.

Ожидали много политических скандалов, что мы и наблюдаем сейчас, – например, связанный с вмешательством России в американские выборы. Оппоненты начинают друг друга критиковать, а мы знаем, что деньги не любят шума.

То есть доллар будет ослабляться, и ему есть еще куда падать, а ФРС будет стараться этому воспрепятствовать. Но резкого падения мы не увидим.

Какие выводы можно сделать? На фоне ослабления доллара возрастет роль второй по важности валюты – евро. Рынок ЕС перегрет не так как в США. Кроме того, Индия и Китай показывали хорошие темпы роста ВВП, под который они берут деньги. Известно, что у Китая большой госдолг, но они его могут за счет этого роста обеспечить.  

Поэтому, что касается цен, то в краткосрочной перспективе волатильность продолжится и товарные рынки будут падать – инвесторы не видят в них сильного потенциала по инфляции и сокращают вложения.

Пахнет нефтью

На нефтяном рынке мы также отмечаем коррекцию прибыли после длительного роста. Т вот почему. По данным Международной энергетической ассоциации, добыча нефти в США к концу 2018 достигнет 11 баррелей в сутки. Значит, будет расти и предложение.

Два других крупнейших производителя нефти – Саудовская Аравия и Россия –  находятся в так называемом «боковом» тренде. Прогноз по России – нейтральный, потому что санкции, направленные в том числе и на энергетическую сферу, не позволяют ей исследовать новые места добычи.  Что есть, оттуда и качают. Поэтому РФ пока предложение делать не могут.

С другой стороны, среди стран ОПЕК есть договоренность, что они сокращают добычу, чтобы урегулировать баланс и немного поднять цены. Этой ситуацией пользуются США – они будут стараться побольше продать нефти.

Если с февраля 2017-го был нисходящий тренд, то в декабре-январе видим скачок предложений за счет США. Причем из-за глобального экономического роста, в том числе за счет Индии и Китая, есть спрос на нефть, и идет снижение запасов нефти в США.

Если в Китае начнется снижение роста ВВП, и он не сможет обеспечивать свои долги, а об этом сегодня очень часто говорят, то возникнет проблема и у нас. Потому что спрос сегодня обеспечивают в основном Индия, Китай, США и ЕС. Причем в 2017 году доля в спросе на нефть у Китая вместе с Индией была наибольшей. То есть если начинаются проблемы в Китае и Индии, начинаются проблемы во всем мире.

Возникает также вопрос, не испортятся ли отношения между ОПЕК и США в такой ситуации, когда первые пытаются урегулировать рынок и при этом теряют деньги, а вторые увеличивают добычу и зарабатывают их.

ОПЕК вполне могут на ближайшем заседании в июне возобновить свои объемы производства и увеличить предложение на рынке. Поэтому в долгосрочной перспективе есть риск роста добычи нефти в странах ОПЕК, в частности Саудовской Аравии.

Другой риск состоит в том, что идет общее замедление темпов роста добычи и переработки нефти. Если цены растут, а экономический рост не слишком высокий, то возникает важный вопрос: сможет ли импортер покупать дорогую нефть?  Не за $55 за баррель, а положим за $70.

Как это повлияет на аграрные рынки? Потенциально на 1 квартал прогноз позитивный, поэтому будет расти потребительский спрос на кукурузу и рапс. Если нефть будет держаться в позитивном тренде, это хорошо прежде всего для рынка кукурузы и зерновых, потому что 40 % мировой кукурузы идет на этанол, то есть топливо, так же, как и большая доля рапса и пальмового масла.

Стабильные «но»

На Украинской фондовой бирже есть позитивный тренд: с 1 квартала 2016 года UX индекс на украинские компании вырос с 600 до 1400 пунктов. И что в этом интереснее всего – в Украину вкладывают инвесторы, очень склонные к риску. Они инвестируют свои деньги, работают здесь 3-4 года, а потом резко забирают.

Неудивительно, что на нас, как и на рост S&P500, обратили внимание: мы немножко стабилизировали экономику в 2016 году, по крайней мере перестали падать и начали чуть-чуть расти. Однако, если S&P 500 посыпался, соответствующая реакция будет и у нас.

Вместе с тем курс гривны стал отличаться сезонностью. Последние три сезона можно легко прогнозировать какой гривна будет, например, под конец года, – обычно она девальвирует где-то с августа, слегка останавливается в октябре-ноябре по разным причинам, в том числе из-за ее сдерживания.

С 2015 по 2017 год в стране был приток валюты, однако в 1 квартале 2017-го уже не было позитивных показателей, но сезонность сохранилась за счет небольшого разрыва по торговому балансу.

Когда мировым рынкам не очень хорошо и у населения немного денег, у нас торговый баланс стабилизируется. Мы не импортируем много машин или мобильных телефонов, а если и покупаем их, то дешевые. На торговый                баланс влияет также стоимость сырья. Например, рынки металла были в нисходящем тренде, но все равно этого хватало, чтобы закрыться по торговому балансу.

Покупательная способность населения у нас также становится лучше, растет минимальная зарплата. Но не повлияет ли это на торговый баланс и не дойдем ли мы до исторических минимумов?

Поэтому в 2018 году сезонность гривны может не сработать, потому что у нас население весной увеличит закупки. Будет меньше валюты приходить, а тратить надо больше. А откуда больше тратить? У нас золотовалютного резерва немного. Нет возможности держать курс 8 грн за доллар, как было раньше.

В 2019 году – выборы, политический популизм у нас процветает, поэтому новая власть будет стараться бороться с инфляцией. Поэтому в гривне цены будут расти незначительно. НБУ недели две назад заявил, что будет держать инфляцию на уровне 5 %. Возможно, им удастся это сделать в пределах 6-7 %. Это плохо для продовольственного и агараного сектора.

Стоимость гривны будут повышать примерно тем же способом, что и в США – повышая процентную ставку.

Прогноз по росту ВВП не очень оптимистический. Украина имеет высокие долги перед Китаем и Россией. Китайский кредит пошел на пенсии, а не на улучшение экономики – например, модернизацию ж.д. перевозок для аграрного сектора.

Все чаще Украине пророчат дефолт. На наш взгляд, в ближайшее время он вряд ли возможен, потому что у нас очень большой черный рынок, и много денег просто не видны статистике. Поэтому я думаю, что даже если у нас и будет все плачевно по статистическим показателям, то 30-40 % черного рынка будут держать страну на плаву.

То есть рынок сам себя регулирует. Если государство не разрешает держать твою прибыль белой, то ты идешь в тень, в офшор. Но если ты идешь в офшор, тебе надо будет вернуть то, с чем ты туда ушел. В 2014 году много кто забрал свои деньги, чтобы положить в безопасное место. Нам надо вернуть их назад.

Поэтому наш прогноз на ближайший месяц: волатильность будет большая, и до лета мы будем укрепляться. Но из-за обострения на востоке и других политических «но» в 2018 году прогнозировать гривну будет тяжело.

Михаил Пономаренко, консультант Agritel

В материале использованы тезисы семинара “Большая панорама аграрных рынков” Agritel

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.